Главная » Литературный ресурс » Поэзия » Полёт со скоростью стихов

Полёт со скоростью стихов

05 май 2019
Прочитано:
109
Категория:
Российская Федерация
г. Санкт-Петербург
Евгения Волкова, Жени, не стало четыре года назад. Умер ночью, во сне. Вскрикнул, и всё. Ему было 43 года.

Я познакомилась с Женей на поэтическом сайте. Казалось бы, виртуальное общение, не так много. Хотя и этого бывает достаточно, чтобы оценить человека. Доброта, обаяние, чувство юмора, спокойствие, мудрость. Именно такой набор качеств необходим в долгих археологических экспедициях, когда и у самых стойких порой сдают нервы.

Но были ещё стихи, в которых любовь к родной земле дополнялась знаниями и высоким уровнем внутренней культуры. Однако стихотворчество в Жениной жизни занимало скромное место, главным было другое: любимая археология, семья, друзья.

И всё-таки Женя был поэтом. Как ещё помянуть поэта, если не его стихами…  Царствие небесное тебе, поэт!   
 
Наталья Новохатняя, поэт, прозаик
 
***
 
Сибири гордая природа,
К тебе иду я в тишине,
Когда плывет по небосводу
Луна в белесой пелене.
 
Пусть лес вершинами качает, 
И вьюга жалобно ревет.
Пусть зверь голодный в чаще лает, 
И мясо человека жрёт.
 
Я в лес иду, чтоб насладиться
Его печальной пустотой.
И пусть голодная волчица
Скуля бежит во след за мной.
 
Не упаду и не прилягу,
А лишь продолжу трудный путь,
Чтоб чудодейственную влагу
Своими лёгкими вдохнуть.
 
 
***
 
Музыка небесная струится,
Трепетную душу веселя.
Вместе с ней и я хочу спуститься
На заснеженные тополя.
И еще – услышать звон капели,
Окунуться в леденящий снег,
Соловья хочу услышать трели
И журчание далеких рек.
В лес зайти, приветливо шумящий,
Под березой древнею заснуть…
Но зовет меня вперед манящий,
В неизвестность уводящий путь.
 
 
***
 
А ночь затуманилась. Тихо. Луна
Скользит над уснувшей рекою.
И в этой тиши уж почти не видна
Зажженная свечка тобою.
 
И мертвенный отблеск далеких огней
Мутит непокорную воду.
Да плачет надрывно чудак-соловей,
Ругая и славя природу. 
 
 
***
 
Дар, разбросанный по свету,
Много дней и много лет.
Я считал себя поэтом, 
Но во мне поэта нет.
 
И душа кричать устала.
Убегают в никуда.
С одинокого вокзала
В даль ночную поезда.
 
Убегают и смеются.
Точкой кажутся вдали
Подходящие к причалу
Расписные корабли.
 
 
Россия
 
Не поверю в нового мессию,
Позабуду праздничный венок.
Лишь вплету в косу твою, Россия,
Неказистый, траурный цветок.
 
И уже не стану горько плакать, 
Выходя на мокрое крыльцо,
Что мужик поставил грязный лапоть
На твое прекрасное лицо.
 
Не вернуть потерянного счастья,
Не поднять убитого царя.
Гибнет на осколках самовластья
Детище слепого Октября.
 
 
Сага
 
Три стрелы из луков выпускали,
Три царевича – снегов сыны.
Три голубки белые упали
В трех концах неведомой страны.
 
Первая упала в синем море,
Доплыла до северных широт.
И искал ее другим на горе
Старший брат и викингов народ.
 
В битвах бились, города палили,
Ночью звездной грелись у нодьи.
Пену океанов бороздили
Быстрые и легкие ладьи. 
 
Обходили горы и пустыни,
И однажды в северном краю
На бескрайней ледяной равнине
Старший брат нашел стрелу свою.
 
Среднего стрела упала прямо
В молодой, могучий стольный град.
И повел тогда на Днепр упрямо
Воинов-варягов этот брат.
 
Дни сменялись ночью, ночи днями, 
За рассветом следовал закат.
И они прошли вперед с боями.
Из Варягов в Греки, и назад.
 
И сыграв с Аскольдом шутку злую,
В сени рощ набравшись новых сил,
Средний брат нашел стрелу вторую
И домой вернуться поспешил.
 
Третья стрела упала в поле,
За седым, стареющим хребтом.
Младший брат оставил поневоле
Край родной и милый отчий дом.
 
Он пошел дорогой неизвестной,
Ветер странствий паруса раздул…
Младший брат упал с горы отвесной
И в чужом болоте утонул.
 
Там и ныне колосятся злаки.
Необъятна варварская ширь.
Третью стрелу хранят во мраке
Реки и поля твои, Сибирь.
 
 
Наташке
 
Пусть на свете жить мне непросто
В этом мире чужом и темном,
Я тебе подарю звезды,
Что сияют на небе черном.
 
Подарю тебе нить заката
И морские безбрежные дали.
Вспомни все, что было когда-то,
Наши радости и печали.
 
Отворю потаенную дверцу,
Ветер теплый в лицо подует.
Я тебе подарю сердце,
Что печалится и тоскует.
 
 
***
 
Я вернусь сырым, дождливым летом
В милую, печальную страну.
Затуманит месяц тусклым светом
Юности прошедшую весну.
 
Свет далеких звезд к себе поманит
Красками заветного холста.
Околдует, охмурит, обманет
Девушки сибирской красота.
 
Развернется памяти пучина,
Унося в неведомую даль
Полупозабытые картины,
И любовь, и радость, и печаль.
 
Безмятежность снежного покоя,
Бесконечность Вечного Пути
Тайны позабытые раскроют,
Разум попытаются спасти.
 
Под покровом памяти тумана
Скрыта колдовская благодать….
В обществе граненого стакана
Мне не будет страшно умирать.
 
Убегают прошлого виденья,
Унося в неведомую даль
Полупозабытые сомненья, 
И любовь, и радость, и печаль.
 
 
Если
 
Если грешен – склонись пред иконой.
В хороводе промчавшихся снов
Ты услышишь в душе перезвоны
Православных колоколов.
 
Если подл – лечись покаяньем,
О потерянном не скорбя.
И однажды душевным сияньем
Бог, возможно, наполнит тебя.
 
Если любишь – познай быстротечность,
Научись безрассудство ценить.
Чтобы годы, столетия, вечность
За секунды с любимой прожить.
 
Если смертен – ищи вдохновенье
В реве шторма, глубинах морей.
И отбросишь слепые сомненья
В бесполезности жизни своей.
 
Если глух – не услышишь мотивы, 
Настроения нового дня. 
Не почувствуешь переливы
Зажигательной песни огня.
 
Если слеп – не заметишь порога,
Предначертанного судьбой. 
Не увидишь уставшего Бога,
Повстречавшегося с тобой…

 
***
 
...Стон больного в инвалидном кресле
Разрывает мыслей мишуру. 
Жизнь начнется снова, даже если
Завтра я нечаянно умру.
 
 
Пигмалион
 
Я искал тебя на перекатах
Бесконечной времени реки, 
В громовых безудержных раскатах,
На пространствах девственной тайги.
 
В мимолетных полуотраженьях
Комнаты из тысячи зеркал.
На полях промчавшихся сражений,
В сени рощ, отрогах синих скал.
 
Рисовал в стихах и ярких красках,
Создавая в тайне образ твой.
Только где заветная подсказка,
Что поможет встретиться с тобой?
 
…Я леплю тебя на перекатах
Быстротечной времени реки
Из частиц рассветов и закатов,
Из снежинок северной пурги,
 
Из алмазов сотканных созвездий,
Из осколков путанных идей,
Из любви, печали и возмездий,
Перекрестков, пройденных путей…..
 
Бесполезно вечное скитанье
В комнате из тысячи зеркал.
Глупую насмешку Мирозданья
Я осенним утром осознал.
 
Рушится заветная затея
В лабиринте стершихся икон.
Умирает образ Галатеи.
Улыбается Пигмалион.
 
Прожигаю жизнь на перекатах
Полноводной, северной реки.
Прошлого потери и утраты
Заметают времени пески…
 
 
***
 
Когда исписана тетрадь,
Когда душа полна сомнений, 
И ты пытаешься поймать
Волну Вселенских откровений.
 
Когда в эфире бури смех,
Сумбур, магнитные волненья, 
И из-за тысячи помех
Не можешь вызвать вдохновенье.
 
Когда уходит благодать,
От пойманной сознаньем строчки, 
Когда устал соединять
В стихи тире, пробелы, точки.
 
Когда банальна круговерть
В словах исчерканной тетради…
Пропал сигнал. А дальше смерть
На крылья черные подхватит.
 
Миг избавленья от забот,
Миг искупления грехов…
А что есть смерть? Лишь переход. 
Полет со скоростью стихов.
 

P.S. Спасибо Андрею Зимину за помощь и за предоставленные материалы. 

Об авторе стихов

Евгений Николаевич Волков (14.12.1971 – 2.05.2015), археолог, педагог. Родился в городе Ишиме Тюменской области. Работал в Институте проблем освоения Севера СО РАН, в лаборатории археологии и этнической антропологии (Тюмень). Евгений Николаевич – автор десятка научных статей, также двух монографий (одна в соавторстве). Его работы были неоднократно опубликованы в журнале «Вестник археологии, антропологии и этнографии» и в других изданиях. В 2006 году Е.Н. Волков был отмечен Почётной грамотой Президиума СО РАН «За вклад в фундаментальную науку и систему подготовки специалистов».