Главная » Литературный ресурс » Поэзия » Что я ему скажу? ...Что в комнате светло?

Что я ему скажу? ...Что в комнате светло?

28 июн 2021
Прочитано:
163
Категория:
Российская Федерация
Тульская область
пгт. Одоев
***
 
Когда в душе темно, и память замело
метелью властных дум о прошлом – лишь о нём! – 
я жду его шагов. С ним в комнате светло.
 
…Он белое авто паркует под окном.
 
…И я не знаю кАк вести себя теперь?
Какой затеять с ним неспешный разговор?
И проверяю я – закрыта ль моя дверь?
И в комнате дышу я тихо, словно вор…
 
…Я не открою, нет, милейшему пажу!
Метелью прошлых лет мне сердце замело!
Он мне шепнёт «привет», что я ему в ответ?
Что я ему скажу? …Что в комнате светло?!
 
***
 
Я жить устала молодой.
Любить и верить – перестала.
А он возник – живой водой.
И повторилось всё сначала.
 
А он — родник с живой водой.
А прежний был – с водою мёртвой.
Умылась той я и другой.
И мне не страшен мир ваш чёртов.
 
Не страшно жить и умирать,
И доверять друзьям продажным,
И беззаботно ворковать,
Над бездной огненной летать,
взмахнув одним крылом бумажным.
 
 
Знакомый таксист
 
Мы мчимся в такси со знакомым таксистом Серёгой.
Мы с детства знакомы! И мне с ним не страшно ничуть.
Он парень весёлый, не смотрит почти на дорогу –
Он знает маршруты – дворами, где детство ночует.
 
Ему навигатор, по-моему, даже не нужен,
Но укомплектован блестящего «Форда» салон!
Мы ездим зимой и весной – по поющим по лужам,
Сверкающим льдинам, ручьям… Только я, только он!
 
Он может мгновенно в столицу меня переправить,
Он может – плати и поехали! – хоть в Геленджик!
Порою мне жаль, что женат он, отчаянный парень,
Спортивный… ответственный… славный, короче, мужик!
 
Его одного нанимаю я – едем в Калугу,
Там дивно и просто Инесса, подруга, живёт.
Час времени и – я увижу родную подругу,
Серёга со скоростью лета меня довезёт!
 
Он едет по встречке, он знает – нет видеокамер!
Ещё не дотопала техника в наше село!
И мы обгоняем ленивый и новенький «Хамер»,
И тот – за сплошной полосой – удивлён, как осёл.
 
Есть в «Форде» его безопасности чудо-подушки,
Да мы и послушны: пристёгнуты наши ремни...
И мы с ним поём всю дорогу блатные частушки,
И город чужой зажигает ночные огни!
 
Уже полнолуние, полночь… Мы на ночь рванули,
Чтоб в пробках на МКАДе ни часу нам не потерять…
Приехали. Стоп. …Ну куда мы поспешно так рулим?
…И смотрим в глаза, словно сами себя обманули…
 
И – тихо, надёжно:  «Звони. Я приеду опять».
 
 
***
 
Ты не круче гор, ты – просто альфонс,
Ты – не ключ от рая, ты – дубликат...
Сделан мастером Шаляй-да-Валяй!
Берег наш с тобою – взят напрокат.
 
Сбереги ключи, а я – брошу вон!
Прямо с берега – в ночную Упу*
...Потому что это ты, а не он,
Я домой теперь вообще не пойду!
 
Сяду жёлтою кувшинкой – в Упу,
Крест нательный свой поглажу рукой...
Я люблю деревню вместе с рекой,
А тебя, альфонса, нет, не люблю!
 
...Ну, постой! Давай поймем без обид:
Невозможен вместе нам быт-быт-быт,
Но и врозь нам будет грустно теперь.
Ты – с ключами, иди первым... за дверь.
 
Ты не круче гор, ты – просто альфонс,
Ты – не ключ от рая, ты – дубликат...
Сделан мастером Шаляй-да-Валяй!
Берег наш с тобою – взят напрокат!
 
• Упа – река, приток Оки.
 
 
Взорванная память
 
Ко Дню Победы в Великой Отечественной войне 1941-45 гг
 
Из программы новостей: 
«Поисковые отряды при раскопках обнаружили останки павших в Великой Отечественной войне. Имена нескольких погибших солдат смогли установить по сохранившимся железным биркам…»
 
 
Сегодня поисковые отряды 
нашли останки павших на войне.
И снова память взорвана снарядом! 
И снятся танки звёздные в огне…
 
Уж скоро век минует адской бойне! 
А мы ещё не всех захоронили!
Живи и помни, брат. Живи – и помни,
Что наши деды спят в одной могиле,
 
Что каждый метр земли пропитан кровью,
То эта кровь – зовёт фантомной болью,
Питает нас и прибавляет сил,
Как юную листву питают корни…
 
Мы проросли из братских тех могил.
 
Поэтому и свята, и воспета 
Поэтами печали наша Русь.
И души, улетевшие в бессмертье…
Молись за них. Я тоже помолюсь.
 
 
***
 
А я, жизнь вспоминая, ошибаюсь на век,
а быть может – на два, а быть может – на пять.
Сколько прожито лет? Помнит ли человек,
что он вечен? – живёт он опять, и опять…
 
После смерти никто не вернулся назад,
потому ль, что попал он в иные миры?
Ценой жизни земной заплатил он за ад,
и за рай заплатил. …И чужие дворы
 
под чужою Звездой – ему стали милей
и роднее. Но память – жива и жива! –
В новом теле встречаешь ты старых друзей…
Жизнь, конечно, права, повсеместно права!
 
Это странное чувство «знакомы сто лет»,
хотя встретились только вчера мы, вчера…
Интересно мне знать – на какой из планет,
как у нас – удивительные вечера?
 
Потому что – ну вдруг? – там всегда ясный день!
Ярче Солнца сверкает другая Звезда!
Может быть, там в чести одна праздность и лень…
Кто ж захочет оттуда вернуться сюда?!
 
И мне помнится… вроде, я знала тебя –
с первой встречи симпатия наша растёт!
А вон тот – был врагом, видно, жил, не любя,–
неприятен нам он… Вот и весь мой расчёт.
 
…И я, жизнь вспоминая, ошибаюсь на век,
а быть может – на два, а быть может – на пять...
Сколько прожито лет? Помнит ли человек,
что он вечен – живёт он опять, и опять…
 
***
 
Хочу быть белою сиренью,
хочу - черёмухой душистой,
прославленным стихотвореньем,
водой холодной горной чистой.
 
Пока я кто? Одна из многих
людей - чистилище Вселенной.
Очистится всенепременно
Она, пройдя сквозь нас, убогих.
 
И стану - белою сиренью,
святой черёмухой душистой,
прославленным стихотвореньем,
водой холодной горной чистой.