Главная » Арт-площадка » Кинематограф » «Ирония судьбы» с привкусом горечи

«Ирония судьбы» с привкусом горечи

04 дек 2013
Прочитано:
1843
Категория:
Российская Федерация
г. Санкт-Петербург

«В эту новогоднюю ночь мы будем смотреть «Иронию судьбы» с привкусом горечи», — написал в «Фейсбуке» один театровед 30 ноября, когда все СМИ распространили информацию о том, что в Москве в частной клинике, не приходя в сознание, скончался народный артист СССР Юрий Яковлев.

В апреле этого года ему исполнилось 85 лет. Юбилей отмечали в Театре им. Вахтангова, где он проработал почти 60 лет, сыграв около 70 ролей.

По легенде, в Вахтанговский театр его приняли благодаря знаменитой актрисе Цецилии Мансуровой, разглядевшей в этом скромном, мягком юноше с изящными манерами и невероятными голубыми глазами блестящий дар перевоплощения.

Нынешний худрук Театра им. Вахтангова Римас Туминас в интервью информационным агентствам сказал, что ценит не только бесспорный талант Юрия Васильевича, но и боль души, нежность.

Качества, подмеченные Туминасом в Юрии Яковлеве, выдавали в артисте коренного москвича, потомственного интеллигента и, что уж там говорить, человека, занесенного по странной прихоти в советскую реальность из прошлого — того ушедшего мира, где жили герои Достоевского, Толстого и Чехова.

Рассказывая в одном из своих интервью о роли Стивы Облонского в фильме Александра Зархи «Анна Каренина» (1967), Юрий Васильевич как раз говорил об этом: «Каждый из нас понимает, живет он в свое время или не в свое. Я-то знаю точно, что попал не в свое. Должен был жить во второй половине XIX века. И я все время играл не тех, кого мне нужно было играть».

Наверное, он знал, что говорил. Потому что смотрелся в роли русского аристократа, беспечного, обаятельного бонвивана органично. А попробуй сейчас найти артиста, который умел бы носить фрак так же свободно, как простецкие джинсы!

Юрий Яковлев, бывший шесть десятков лет ведущим актером Вахтанговского театра, все же стал известен и любим миллионами благодаря ролям в кино.

Его князь Мышкин в фильме Ивана Пырьева «Идиот», снятом в 1958 году, по сей день остается одним из наиболее ярких, пронзительных и точных воплощений героя Достоевского. Князь Мышкин в исполнении Юрия Яковлева — это торжество хрупкости над грубой силой, нежности — над варварской жестокостью.

Сам артист, охотно рассказывающий о своих ролях, часто с юмором, о князе Мышкине почти никогда не говорил. Возможно, потому, что роль далась ему тяжело. Говорили даже, что Пырьев не стал снимать вторую часть «Идиота» из-за Яковлева, которого погружение в образ Мышкина чуть не свело с ума.

Когда уходит из жизни любой хороший человек, остается пустота, которая заполнится нескоро. Что уж говорить об уходе людей такого масштаба, как Юрий Васильевич Яковлев!

Нам остались фильмы, в которых он сыграл. Эти призрачные тени, мелькающие на экране, для миллионов поклонников артиста порой более реальны, чем люди из плоти и крови. Вспомним его роли.

Иван Грозный, управдом Бунша («Иван Васильевич меняет профессию»). Комедия Леонида Гайдая, снятая по мотивам Михаила Булгакова в 1973 году, стала лидером советского кинопроката — ее посмотрели 60 миллионов зрителей. Юрий Яковлев показал себя истинным наследником школы Евгения Вахтангова, с искрометной легкостью меняя маски, перевоплощаясь из советского управдома в русского царя. «Сначала было довольно трудно, — вспоминал впоследствии артист. — Царя всерьез играть было нельзя, потому что это комедия. И все же он и в непривычных обстоятельствах должен был оставаться Иваном Грозным. А Буншу нужно было изобразить другими красками. Это должен был быть весьма бытовой кретин с двумя извилинами».

Инопланетянин Би из комедии Данелии «Кин-дза-дза» (1986) не сразу стал любимым героем. Фильм, представляющий собой смесь фантастики, комедии и драмы, поначалу показался слишком сложным, оторванным от действительности. С годами, однако, он становился все более и более актуальным. В наши дни данелиевская антиутопия кажется более чем злободневной.

«Роль, конечно, у меня была совершенно необычная, — рассказывал после съемок артист. — Сценарий к тому же все время переписывался. Мы приезжали со съемки, Данелия и Габриадзе запирались в номере и за ночь переписывали текст. И порой он оказывался совершенно противоположным тому, который мы уже выучили... С коллегами мы чаще всего общались с помощью слова «ку». Коротко и емко».

И наконец, вспомним об Ипполите из «Иронии судьбы, или С легким паром!» (1975) Эльдара Рязанова. Этого скучного советского служащего в меховой ушанке и ратиновом пальто артист сделал таким обаятельным, что не понимаешь, почему похожая на белокурого ангела красавица Надя предпочла ему Женю Лукашина. В Ипполите просвечивают герои русской литературы любимого артистом XIX века: все эти неудачники, обманутые женихи, сломленные обстоятельствами...

Грядет очередной Новый год. В ночь с 31 декабря на 1 января мы откроем шампанское и включим телевизор. Наверняка по какому-нибудь из множества каналов будут крутить «Иронию судьбы». Мы посмотрим ее в 1001-й раз и вспомним замечательного русского артиста добрым словом...

Источник: "Окно в Россию"