Функция абзаца

13 ноя 2014
Прочитано:
2763
Автор:
Савчук Марина

Будучи учителем русской словесности, я давно уже не работаю в школе. Занимаюсь репетиторством, считая независимость от системы большим плюсом.

Признаюсь, некоторое время я воздерживалась брать выпускников, предпочитая избегать аврального режима вынужденного предэкзаменационного натаскивания. Мне больше по душе размеренное, методичное, вдумчивое обучение, необходимое для прочного овладения родной речью. Но однажды и я не устояла: взялась подготовить к ЕГЭ знакомого 11-классника. Ученик тот, писавший до наших занятий сочинения в одно предложение, прошёл экзаменационное испытание на «отлично», а меня его результат побудил основательно вникнуть наконец и в идею ГИА – нынешнего экзамена по русскому языку в 9-м классе. В результате такой «опрометчивости» в минувшем учебном году я откликнулась на просьбы всех девятиклассников, обратившихся ко мне за помощью. И поняла, что же такое это зловещее ГИА.

Напомню, экзамен по русскому языку (государственная итоговая аттестация, или ГИА) состоит из трёх частей: сжатого изложения, тестовых заданий и сочинения на лингвистическую тему. По порядку изложу своё видение экзамена, предложенного специалистами ФИПИ (Федерального института педагогических измерений).
Варианты экзаменационных заданий были размещены на сайте института в виде Открытого Банка заданий ГИА, что является не чем иным, как старой, проверенной временем системой экзаменационных вопросов, которые объявляются заранее. Это, безусловно, абсолютно уместно. А теперь о содержании этих заданий.

Первое. Сжатое изложение

Оно должно показать, что экзаменуемый может на слух воспринять текст, понять его и письменно сжато пересказать. Идея такого испытания тоже не нова и проверена временем. Справедливости ради замечу, что совершенно уместными в ряду предлагаемых кажутся тексты о маме, о дружбе, о предательстве, о выборе жизненного пути и т.п. – тексты, затрагивающие важные для данного возраста вопросы. Однако немалая часть выглядит как минимум странно. Например, такой текст по Ю.М. Нагибину: «Мы часто говорим о сложностях, связанных с воспитанием начинающего жизнь человека. И самая большая проблема – это ослабление семейных уз, уменьшение значения семьи в воспитании ребёнка. А если в ранние годы в человека семьёй не было заложено ничего прочного в нравственном смысле, то потом у общества будет немало хлопот с этим гражданином. Другая крайность – чрезмерная опека ребёнка родителями. Это ослабление тоже следствие семейного начала. Родители недодали своему ребёнку душевного тепла и, ощущая свою вину, стремятся в будущем оплатить свой внутренний духовный долг запоздалой мелочной опекой и материальными благами. Мир изменяется, становится другим. Но если родители не смогли установить внутренний контакт с ребёнком, перекладывая основные заботы на бабушек и дедушек или общественные организации, то не стоит удивляться тому, что иной ребёнок так рано приобретает цинизм и неверие в бескорыстие, что жизнь его обедняется, становится плоской и сухой».

Даже непрофессионалу в области обучения понятно, что предлагаемый для сжатого изложения текст первым делом должен быть понят. И разработчики от ФИПИ, конечно, должны знать особенности и возможности возрастного восприятия девятиклассников. Однако они этого явно не знают. Свидетельством чему – вышеприведённый текст, который, бесспорно, было бы уместным адресовать родителям, но не детям. К сожалению, подобных текстов на сайте ФИПИ – треть. На занятиях нам с учениками приходилось тратить немало сил, чтобы прояснить для них, подростков, содержание и общий смысл того, что им пока ещё не близко по возрастным причинам. Мне всегда интересно разговаривать с моими учениками, но в данном случае несказанно жаль времени, которое мы могли бы потратить с гораздо большей пользой на темы, значимые для ребят именно сейчас (таких тем, к сведению ФИПИ, огромное количество).

Второе. Тестовые задания

В 9-м классе изучение предмета «Русский язык» завершается (в 10-м и 11-м классах этот курс только повторяют и закрепляют). Данное обстоятельство – главный повод для экзамена, и проверка знаний должна быть серьёзной, основательной. Что на деле? Оставим сейчас вопрос, насколько удачна для такой проверки тестовая система, обратим внимание на то, что же выбрано для экзамена из курса грамматики.

Из знаний по орфографии проверяется минимум (только правописание безударных гласных в корне слова, правописание приставок, а также Н и НН в суффиксах разных частей речи). Пропущены большие и важные орфографические темы, например, «Гласные О-Ё после шипящих под ударением», «Слитное и раздельное написание НЕ с разными частями речи», «Дефисное написание разных частей речи», «Проверка падежных окончаний существительных/числительных» и т.д.
Оправданно ли вместо орфографии проверять, как овладели малочитающие школьники терминологией художественных тропов (метафора, эпитет, олицетворение, гипербола и проч.), или выяснять, как учащиеся усвоили ту часть фонетики, что практически не будет иметь значения для их грамотности? Понимают ли разработчики ГИА, какова основная цель школьного курса по предмету «Русский язык»? Вопрос, по-моему, риторический.

Третье. Сочинение на лингвистическую тему

Дорогой читатель, попробуйте представить себя современным девятиклассником, которому надо написать экзаменационное сочинение-рассуждение на одну из следующих тем:
«Слова и выражения приобретают в контексте всего произведения разнообразные смысловые оттенки, воспринимаются в сложной и глубокой образной перспективе»;
«В монологичной речи законченная мысль иногда не умещается в пределах одного предложения, и для её выражения требуется целая группа связанных между собой по смыслу и грамматически предложений»;
«Функции абзаца тесно связаны с функционально-стилевой принадлежностью текста, вместе с тем отражают и индивидуально-авторскую особенность оформления текста»;
«Авторская речь обладает не только изобразительностью, но и выразительностью и характеризует не только объект высказывания, но и самого говорящего»;
«Слово в речи обладает способностью обобщать и в то же время обозначать индивидуально неповторимое»;
«Основной приём, выражающий желание говорящего внедрить в сознание слушающего именно свою оценку ситуации, – это выбор слов, содержащих оценочный элемент».

Вчитались? Это всё – цитаты из авторитетных языковедов и писателей. Это истинные утверждения. Девятиклассникам надо только а) понять их, б) суметь объяснить их смысл своими словами, в) подтвердить примерами из попутно предлагаемых текстов и г) сделать немудрящий вывод, написав всего лишь «не менее 70 слов». Но почему взяты именно эти темы? И почему они сформулированы высказываниями, язык которых чрезвычайно сложен для восприятия школьников? По рассказам своих учеников знаю, что некоторые их одноклассники на экзамене даже не пытались написать сочинение, так как не смогли понять смысла предложенной темы.

Что же помешало разработчикам экзамена сформулировать темы проще, чтобы экзаменуемым сразу было понятно, «в какую сторону думать»? Я, кажется, знаю ответ. Все приведённые темы очень похожи на темы рефератов и курсовых студентов-филологов. Думаю, они взяты из программы высшей школы и перенесены в школу среднюю. Понимаете, к чему клоню? Составлением и отбором всех заданий для ГИА по русскому языку занимались люди высшей школы, несведущие в вопросах школьного образования. Для меня это очевидный факт. Возможно, мне, вольному репетитору, говорить об этом проще, чем зависимым от школьной системы коллегам. Но говорить, кричать надо всем. Доводить до фикции экзамен по родному языку – это создавать угрозу нашей национальной безопасности.

И уж совсем последнее, в качестве постскриптума. Мелочь, но досадно. Все три части заданий по русскому языку ГИА и ЕГЭ нумеруются латинскими буквами «А», «В», «С». Почему не русскими?