Главная » Литературный ресурс » Поэзия » Тридесятая страна

Тридесятая страна

08 сен 2019
Прочитано:
51
Категория:
Российская Федерация
г. Красноярск

Поэзия

Поэзия – любовь и тайна...
Она брутальна и витальна
И до того сакраментальна,
Что против – слова не скажи!
И чем туманней,
Тем верней
Загаданная встреча с ней...


***

Прилетели Ангелы Земли –
Бабочки, стрекозы и шмели –
И меня на крыльях  вознесли,
Боже, на такую высоту,
Где я понял мира красоту...
И впервые в жизни ощутил,
Ах, как много значит  -
Пара  крыл...

Цензура

Цензура запретила память,
Любовь, и веру, и мечту...
И все, кто рядом,
Стали  падать...
Кто – в темноту...
Кто – в пустоту...
И началась – её вина! -
Вокруг гражданская война...
И цензор – по её вине –
Погиб, как Цезарь на коне...

И прекратилась – вот те на! –
В стране гражданская война...
И стали счастливы народы,
Глотнув пленительной свободы...
И вновь воскресли неспроста
Любовь, и память, и мечта...

И я – во сне и наяву -
С цензурой-бабушкой живу...
Которая, как тень в дому
Соображает, что к чему...
И жить  в грехах не хочет впредь...
А всё не может помереть...

***

Поздравление Александру Городницкому
в честь присуждения премии «Больше, чем поэт»

          
             Цитата из  песни:
             « Над Канадой – небо сине...
             Меж берёз – дожди косые...
             Хоть похоже на Россию,
             Только всё же не Россия»


Городницкий –  больше, чем поэт,
Бард и менестрель... Сомнений нет.
Он – маяк! И от его награды
Свет - вдоль всей России - до  Канады...
Он – неповторимый музыкант
И атлант... Люблю его талант!
Неспроста, когда в Сибири был
Он –
Я с ним и пел, и водку пил...
Во Дворце Культуры, у вокзала,
Пели мы – а Муза подпевала
Неспроста ...Прости,  Ж-Д буфет,
Был тогда я меньше,
Чем поэт...

***

Под окном зацветает рябина...
За гумном зацветает заря...
И желанна весна, и любима...
И зима пережита не зря...
Сердце бьётся – как хочет душа...
Солнце светит – и жизнь хороша...

***

Мы гуляли с Мальвиной
Возле речки, в лесу...
Наслаждались малиной,
Окунаясь в росу...
Вслух  - ни много ни мало –
Сочиняли стихи...
Нежно речка внимала
Нам, смывая грехи...
И смеялась Мальвина:
- О, мой милый Пьеррррррооооооо!..-

...И до края – малиной
Наполнялось ведро...
                          
***

Здесь мы ели малину с куста...
Жизнь казалась чиста и проста...

А потом собирали клубнику,
Сочиняя заветную книгу...
...
На душе – первозданная грусть...
Пусть, не издана, что ж... Ну и пусть...
Всю я помню её наизусть...

***

То - вдруг - Жар-птицей полыхнёт Россия,
То птицей-Феникс...
Ах, не потушить!
...
То возродится в красоте и в силе,
Чтоб – до пожаров – снова -
Жить да жить...
                              
Молитва

Не хочу уходить я дорогой ни Рая,  ни Ада!
И прошу пощадить, Боже, всех, кто со мной:
Нам не надо
Уходить – ни туда, ни отсюда...
Если можешь,  продли
Нашу жизнь – наше общее чудо!

***

В России –
Мифология молвы:
Пророчествуют ангелы и черти...
И все слова сбываются,
Увы, -
Особенно пророчества о смерти...

***

Летит пчела... Ау! – свобода...
Цветущий луг,  флюиды мёда...
Ползёт змея тропинкой сада...
За ней – по следу  - запах яда...
И я смотрю на луг, на сад –
Пчеле, себе и солнцу рад...

Императивный романс

Читай стихи!
Играй на фортепьяно!
Танцуй и пой,  ни слова не таи!
Зови  непоправимо и упрямо –
Мне по душе  фантазии твои...
Вперёд!  Сквозь  вдохновенные  года...
Откуда не вернуться
Никогда...


Домик в Италии

Он мечтал о цианистом калии –
Ночью...
Днём – о прекрасной Италии...
...И купил себе домик,
Чудак,
И теперь не вернётся никак...
И поёт в телефон:
- Мама мия!
Здесь такая вокруг ностальгия...
Скукота...
Ни мечты, ни забот...
Здесь цианистый калий – и тот
Днём и ночью
В свободной продаже...
А для старцев – со скидкою даже!
Мне аптекарь сказал...
Но опять
Я не стал у него покупать...

***

Порядок жизни был нелеп...
И тем не менее в охотку -
Кто заработать мог на хлеб,
Тот зарабатывал на водку...
А если не хватало их,
Все сбрасывались на троих...
О,  Тридесятая страна!
О, сказочные времена...
Из всех,  кто сброситься пытался,
Один я, третий, и остался...

Вместо послесловия

Я пил отравленную водку...
Я ел отравленный шашлык...
Любил фальшивую красотку...
Теперь признаюсь: Я, старик,
всем, кто и пил и ел со мной,
Пел   «Со святыми упокой»...
Ну, да, я был такой-сякой,
А стал непьющий и святой...
И заявляю, не тая,
Что жизнь отравлена моя
Была...
О чём, всех беспокоя,
Как бес, пишу: «Прощай, спиртное!»
Надеясь, что в иной стране
Прошедшее простится мне...
И каждый, кто ещё не стар,
Поймёт мой трезвый мемуар...