Буревестник

17 сен 2018
Прочитано:
422
Категория:
Украина
г. Донецк
Буревестник
 
Сто дорог под дождём,
Сто полей не засеяно хлебом.
Оболжём, переждём, подожжём
Это богом забытое небо?
 
Сойки гнёзда не вьют
Там, где вороны стаями кружат.
Не найдут, отпоют, не убьют
Если будешь стоять безоружен?
 
Нас теперь не узнать.
Сотни масок на каждом надето.
Потерять, избегать, горевать
Над верёвками марионеток?
 
Не смотри на шута,
Пусть поёт эти глупые песни.
Говорят, он умеет летать.
Буревестник, кудесник, ровесник.
 
 
Без повода
 
То ли шутка стара,
То ли просто игра,
На словах передать не смогу.
Птицы падают вниз,
Книги жжёт букинист,
И исправлен при жизни горбун.
 
Намотав сотни лье,
Рот зашить сомелье.
Что случится - ответит пророк.
Ни с тобой, ни со мной
Не увидеть покой,
Жизнь устроена слишком хитро.
 
Не стонать под кнутом,
Не родиться шутом,
Из окна видеть только рассвет.
Выдыхать горький дым,
Умереть молодым,
Есть причина, но повода нет.
 
 
Чужое время никому не жаль
 
Чужое время никому не жаль.
Растратить просто, дай ещё чуток.
Чужие мысли бросят на асфальт,
Стихи и песни лягут под каток.
 
Не мелочиться, отдавать своё,
Наступит время, лишь бы не сейчас.
Сказать не в силах - становись судьёй.
Полны карманы - хапай про запас.
 
Увидеть небо - больше не летать.
Дождём напиться - хуже, чем вином.
И где-то ждёт тюрьма и нищета,
Но жить не нужно - поживёшь потом.
 
 
Поломаны стрелы
 
Поломаны стрелы,
По тропам Адама
Идёт кто-то смелый
С парами "Агдама".
Следы не запутав
И шаг не сбивая
В любую минуту
Готов спрыгнуть с края.
И руки не пряча,
В кулак не сжимая,
Сто лет, как не мальчик
Отбился от стаи.
Долгов не имея
И в вечность не веря
Туда, где алеет
Кровь Сына в фужере
Идёт кто-то сильный
Тропой обречённых.
Из Рая посыльный,
Вином обвинённый.
 
 
Антракт
 
У пророков нет пороков 
На пороге страшных мук,
И плоды наполнив соком,
Солнце угасает вдруг.
 
У шутов нет парашютов,
Если шутят - до конца.
Перепутаны маршруты 
До тернового венца.
 
Ветер в спину Арлекину,
Дождь размыл его пути,
Но шагает без причины
Арлекин всех впереди.
 
Пусть разорвана рубаха,
Без зонта и босиком.
Нет ни памяти, ни страха
Под звенящим колпаком.
 
Где зарница загорится,
Арлекин замедлит шаг,
На оставшейся странице
Он напишет: "Всё. Антракт!"
 
 
Сын Диониса и Фиады
 
Сын Диониса и Фиады,
С вином встречающий рассвет,
Срывает пёстрые наряды,
Всех одевая в фиолет.
Колпак звенит, струна рыдает,
Вакханки пляшут у костра.
Меха лисиц и горностаев
Снимай, сестра.
 
А руки тянутся к бокалам,
Блестят неистово тела.
Он в сотый раз начнёт сначала
Срывать одежды у стола.
Сын Диониса и Фиады
Весёлый, пьяный Арлекин.
Он, как и все хмельные барды,
Не ждёт седин.
 
Поднимется из моря солнце -
Небесный вечный пешеход.
К очередному рогоносцу
Свою вакханку отведёт
Сын Диониса и Фиады
Весёлый, пьяный Арлекин.
Он, как и все хмельные барды,
Уснёт один.
 
 
Семь ветров
 
За порогом - беда и грусть.
Потерять не своё боюсь.
А за пазухой камень-страх.
Заблудился в семи ветрах.
 
На все шеи не хватит рей.
Расковались все семь цепей.
Проиграю на всех столах.
Заблудился в семи ветрах.
 
За порогом беда.
Кто тебе её дал?
Был бы в сердце металл,
То не стал бы, кем стал.
На дороге из льда
Не оставить следа.
За порогом беда.
Кто тебе её дал?
 
Заблудился в семи ветрах.
Сладким дымом насквозь пропах.
Всё, что пройдено - наизусть.
За порогом - беда и грусть.
 
 
Алое и терпкое
 
Рождённые в полночь на той стороне Луны,
Проросшие зёрна, упавшие в чёрные скалы,
Снова под солнечным светом и снова пьяны,
Опять наполняют бокал чем-то терпким и алым.
 
Наследники тёмных времён и хранители снов,
Уставшие от поцелуев и громких проклятий,
Достойные замков и самых высоких дворцов
Пьют, забывая о смысле заумных понятий.
 
Ветер свободы не верен и горек на вкус.
Пусть он откроет, что было за тучами скрыто.
Бокал с чем-то алым и терпким стал девственно пуст,
Но дети, рождённые в полночь, не знают, где выход.
 
Лестница в небо ведёт в нескончаемый мрак.
Ночь - это ночь, и не жди от неё покаяний.
Бокал с чем-то алым и терпким вопьётся в кулак,
И дети Луны остаются на скомканной ткани.
 
 
Играю в прятки с дымом сигареты
 
Играю в прятки с дымом сигареты.
Последняя сегодня, докурю.
Как жаль, что только мелкие монеты
Звенят при шаге по карманам брюк.
Не плачу, это дым глаза щекочет,
Опять ему вчистую проиграл,
Зажмурился, теперь мой шаг неточен,
А встречная любая - идеал.
Сейчас свернуть бы надо, но куда мне?
С закрытыми глазами не свернуть.
И груз ненужный от обиды давней
За пазухой сильнее колет грудь.
Закончились, и Бог с ним, сигареты,
В ушах тяжёлый звон ненужных клятв,
Пойду туда, где мелкие монеты
В карманах у слепых, как я, звенят.
 
Красная луна
 
Красная луна зовёт не многих,
Даже волк не воет на неё.
Любят небо свергнутые боги,
На земле одетые в рваньё.
 
Мантры шепчут сохлыми губами
Год за годом и за веком век.
Но не станут и полубогами
Свергнутые боги на земле.
 
От костра к лицу взлетает пламя,
Прогоняют ночь колокола.
Тут назвали свергнутых богами,
И луна кровавая взошла.
 
Расцветёт безумие цветами,
Отразится эхом лунный свет.
Но земля усеяна крестами,
А богам не место на земле.
 
Текила
 
Вот нет настроенья
Для грехопаденья
И ветер осенний
Сдирает листву.
В стакане пустеет,
Текила не греет.
Наверное, третья 
В сухую траву.
 
Вороньи базары
Свет кроют муаром,
Им тоже не жарко -
Кричи не кричи.
Пацан в куртке тонкой
Похож на галчонка,
Он зеркалом звонким
Ломает лучи.
 
Теряют распутно
Случайно, как будто,
Часы и минуты
Недели и дни.
Дождь станет снегами.
Эй, в пледе с ногами
Простуженный бармен,
Текилы плесни!
 
 
По бокалам разлито вино
 
По бокалам разлито вино,
Сокровенное обнажено,
Отражение звёзд на губах,
А в глазах бьются мысли.
В жизни этой и в бездне иной,
Разбивается сон об одно:
То, что было всего в двух шагах,
Улетает, как листья.
 
Дни укрыты страницами книг,
Одиночество видит ночник.
В переплётах чужие слова.
Ты устала от эха.
Под подушкой хранишь сердолик,
Календарь посчитает не дни,
Позови, голос твой хрипловат,
Он не сможет уехать.