Главная » Литературный ресурс » Из истории литературы » Лермонтов: море, горы и смерть от руки "второго"

Лермонтов: море, горы и смерть от руки "второго"

15 ноя 2014
Прочитано:
2618
Республика Молдова
г. Кишинёв

В конце тринадцатого столетия по равнинной Шотландии бродил бард и поэт Томас Лермонт, Томас Рифмач. Знаем мы о нем крайне мало, а самый известный акт его биографии, что парадоксально, склонны считать вымыслом. Легенда гласит – Томас Лермонт семь лет гостил у народа фей, после чего получил от их королевы дар говорить одну лишь правду, причем, даже наперед. Второй известный всему миру факт: Томас-предсказатель – далекий предок Михаила Юрьевича Лермонтова, 200-летие со дня рождения которого отмечалось в октябре этого года.

Говоря об авторе «Героя нашего времени» и герое затянувшейся на века кавказской войны как не вспомнить и о двух едва ли не самых острых вопросах биографии Михаила Юрьевича – обстоятельств его происхождения и смерти? Начнем с последнего.

«... НЕ ТЕРПЛЮ БЫТЬ ВТОРЫМ»

«Миша! Миша, не умирай!», - кричал отставной майор русской армии 25-летний Николай Мартынов 15 июля 1841 года близ города Пятигорска над телом только что насмерть застреленного им друга и обидчика – Михаила Юрьевича Лермонтова. Эти слова убийцы записаны со слов очевидцев.

Еще несколько мгновений назад эта роковая дуэль, вторая и последняя в жизни Лермонтова, могла завершиться примирением и, возможно, доброй дружеской попойкой. Во всяком случае, сам Лермонтов, который должен был стрелять первым, направил дуло пистолета в воздух. Но, нажав на курок, сказал: «Да не буду я стрелять в этого дурака!». Мартынов, перманентный объект насмешек со стороны «дорогого Мишеля», не стерпел и, хорошо прицелившись, поразил сердце противника, который даже не прикрыл грудь рукой, что было разрешено правилами дуэлей.

Здесь «сыграло» всё – и унижения, которым, согласно некоторым биографам, юный Лермонтов подвергал своего младшего товарища-погодку Мартынова в школе гвардейских подпрапорщиков. И превосходство старшего товарища в учебных и тренировочных поединках, как в школе, так и после ее окончания. И издевательства над внешним видом Мартынова уже на Кавказе – тот любил утрировать в своем гардеробе национальный облик кавказских горцев. И навязчивая идея того, что именно Мартынов был выведен в «Герое нашего времени» в образе наивного и незадачливого Грушницкого.

И – вечный комплекс «второго»: неплохой стихотворец Мартынов, прекрасно разбиравшийся в литературе, понимал, что до Лермонтова ему в поэзии очень далеко. Равно как и в военных отличиях. К тому времени Михаил Юрьевич – командир подразделения, ставшего прообразом современных отрядов спецназа – добровольной казачьей сотни, делавшей на Кавказе всю грязную работу заместо регулярных войск. Именно эти люди, в случае необходимости, могли под покровом ночи вырезать всех мужчин горного аула, где спрятались противодействовавшие русским войскам чеченцы. Лермонтов, известный насмешник в светском обществе, сумел найти путь к сердцам своих солдат. Отказавшись от всяких удобств, он вел тот же образ жизни, что и они, — спал на голой земле, ел из общего котла...

Была ли эта пассионарность следствием стремления Михаила Юрьевича получить долгожданную отставку, отличившись в боях? Или таким способом он отвечал самой жизни на те рамки, в которые был загнан, в том числе и по своей же собственной вине?

Или же, как утверждают романтики от науки, Лермонтов искал смерти на поле брани, не видя для себя другого выхода? Возможно, руководимый этим желанием, он, как всякий хороший писатель, зная человеческую психологию, специально провоцировал несдержанного, раздираемого обидами и комплексами Мартынова на тот роковой выстрел?

РОДСТВО С ПРОРОКОМ – ФАКТ

Не исключено также и то, что поэт предчувствовал свой скорый конец и, может быть, пытался его наверняка приблизить. По крайней мере, смерть свою он предсказал далеко не в одном произведении. А отдельные лермонтововеды выводят из некоторых текстов гения и... видения о Великой октябрьской революции.

Было ли это разовыми озарениями, как у многих творцов прошлого и настоящего, или Лермонтов действительно обладал чем-то вроде пророческого дара? Увы, наукой такое не доказуемо. Однако здесь на ум приходит именно Томас Лермонт, получивший от волшебного народа фей способность предсказывать будущее.

Для русских Лермонтовых и шотландских Лермонтов это родство – не версия, а данность, причем, уже давно. Сам же Михаил Юрьевич в юности любил возводить свое происхождение, – по созвучию фамилий, – к испанскому государственному деятелю XVII века Франсиско Гомесу Лерма. Затем он, все-таки, сблизился с шотландской версией происхождения фамилии, а более поздние исследования подтверждают прямую родовую линию.

А восходит она к наемному солдату, выходцу из Шотландии Джорджу Лермонту. В 1613 году окончательно завершилась «Русская смута», на российский трон взошел Михаил Романов. Именно ему и присягнул тогда на верность Джордж Лермонт вместе с многочисленным отрядом шотландцев и ирландцев, оставшихся в крепости Белой после того, как поляки сдали ее русским.

Лермонты до сих пор живут в Шотландии. Даже их герб имеет схожие элементы с тем, что у русских родственников. А причина некоторой разницы с нынешним сохранившемся гербом шотландских Лермонтов – в большой разветвленности рода, а каждой ветви нужно было обозначить свое отличие и эмблематически. Кстати, доподлинно известно, что Джордж Лермонт представил для регистрации в России именно старейшую версию герба своего рода, а не ту, которой обладала его фамильная ветвь.

ДНК НЕ ВРУТ

На этом фоне без особого расстройства воспринимаются результаты исследования британского генетика Брайана Сайкса. Тот недавно сообщил, что ему не удалось доказать генетическую связь Михаила Лермонтова с ныне здравствующими Лермонтами.

«Я проверил Y-хромосомы у примерно десятка Лермонтов из Великобритании и одного потомка Михаила Лермонтова. Если говорить коротко, я обнаружил, что у британских Лермонтов есть две генетически различные ветви, у каждой из которых есть своя узнаваемая Y-хромосома, но ни одна из них не совпала с хромосомой потомка Михаила Лермонтова по линии отца», — отметил Сайкс.

Однако в геральдике современных Лермонтов есть элементы, коих не существует в гербе русских Лермонтовых. Причина, возможно, заключается в том, что кое-кто из британских предков Михаила Юрьевича породнился с другими родами, и этот союз был запечатлен в сохранившейся версии герба. Либо новые элементы были введены для едва обособившихся самостоятельных ветвей клана.

Кроме того, ветвь рода, от которой происходит первый русский Лермонт, в самой Шотландии через некоторое время могла пресечься. Следовательно, прямой генетической преемственности здесь не может быть по определению. К тому же, не все британские потомки средневековых Лермонтов смогли сохранить за собой эту фамилию до наших дней. А сам этот род был в свое время настолько разветвлен, что разные его ветви могут достаточно далеко отстоять друг от друга генетически.

И, ведь, самое главное генетик Сайкс все-таки подтвердил – характеристики Y-хромосомы потомка Михаила Лермонтова – типично кельтские! «Хотя я не могу доказать связь между Михаилом Лермонтовым и ныне живущими британскими Лермонтами, чьи ДНК были взяты за образец, – общие характеристики его Y-хромосомы вполне согласуются с шотландским происхождением», — отметил Сайкс.

ПЕРВЫЙ ЛЕРМОНТ СОКРУШИЛ МАКБЕТА

Практика становления средневековой шотландской клановой системы часто предполагала не одного, а нескольких основателей фамилии, которые, кстати, не всегда были между собой родственниками. Могучий воин мог «уйти под» знатное имя и дать затем обильное потомство. Общее клановое имя нередко брали себе и вассалы главы рода, выбившегося в богатые землевладельцы.

Но, как бы там ни было, история знает только одного основателя клана Лермонтов. В 1057 году принц Малкольм победил и прикончил своего дядю короля Шотландии Мак Бетада –шекспировского Макбета. Согласно родословной Лермонтов из графства Файф, – той самой ветви, из которой происходят русские Лермонтовы, – в войске Малкольма, состоял некий французский рыцарь, ранее служивший при английском королевской дворе. За заслуги перед новым отечеством он получил от принца Малкольма, ставшего новым королем Шотландии, обширный земельный надел.

Этого рыцаря на английский манер звали Лёр. Его имя на французском языке звучало по-иному – де Луирьё. Считается, что земли, которые оный шевалье получил в южной Шотландии, позже стали называться Learmouth – от имени Лёр (Leure) и английского слова mouth – устье. Речь идет об устье протекающей в тех местах реки Твид.

Французское происхождение подтверждается и тем, что на родство с шотландскими Лермонтами, «сватают» старинных бургундских дворян де Луирьё (de Luyrieux). Основной элемент их герба, известного с XI века, – когда в Шотландии как раз и появились первые Лермонты, – черное стропило. Такое же, как у шотландских Лермонтов и, соответственно, у русских Лермонтовых.

Кто от кого произошел, остается под вопросом, хотя герб шотландских Лермонтов официально упомянут на 100 лет позднее, чем герб их бургундских «однофамильцев». Да и исторически сложилось так, что в именно французы часто в те времена селились в Шотландии, а не наоборот.

Еще одна «французская» теория приводится русским советским исследователем Овидием Горчаковым – до сих пор во Франции есть город Эрмонт или, с французским предлогом ле Эрмонт. Любой, кто прибыл на чужбину из тех мест, логично бы именовался «из Эрмонта». Или, по-французски, – де л'Эрмонт, что вполне могло позже трансформироваться в «Лермонт».

ЛЕРМОНТЫ – ДЕТИ БОГА МОРЯ?

Конечно же, большинство старинных родов равнинной, южной Шотландии ведут свое начало от переселенцев из Англии, Франции, Нидерландов, а Лермонты – именно южношотландский клан. Но есть «при всём, при том», как писал другой известный шотландец, Роберт Бёрнс, еще одна, чисто кельтская версия, столь нравящаяся поборникам британо-ирландской старины. Древние кельты Британии и Ирландии почитали бога моря. У британцев его звали Ллир, у ирландцев – Лер. С него списан король Лир «Истории британских королей» монаха Гальфрида Монмаутского – христианские авторы частенько демифологизировали языческих богов, полубогов и героев. Позже король Лир стал героем одноименной пьесы Шекспира.

Имя этого героя в средние века выводилось как «Lear», так же чаще всего писалась и до сих пор пишется часть фамилии «Learmounth», Лермонт. А многие знатные кельтские вожди и короли Британских островов нередко возводили свои генеалогии именно к богам. Не могли ли предки клана Лермонтов считать себя детьми мифического Лира? Тем более что Шотландия омывается морями едва ли не со всех сторон.

***

Что было известно о своих корнях знаменитому Томасу Лермонту, поэту и пророку из замка Эрсилдун? Наверное, мы об этом так и не узнаем – все тайны он унес с собой в королевство фей, а если быть ближе к изначальной традиции, то – в кельтский потусторонний мир, где Томас Рифмач, наверное, пирует сейчас вместе с древними богами своих предков, королем Артуром и его рыцарями и многими другими героями, коих до сих пор можно найти в старинных кельтских преданиях.

Говорят, что Честный Томас выходит в мир людей, чтобы проучить лжецов и лиходеев. И делает он это лишь один раз в году – в праздник Самайн, который в очередной раз вслед за западным миром мы тоже совсем недавно отметили. Это – Хеллоуин. Не видал ли кто из вас давеча Томаса Рифмача на ночной дороге?..

Его, Томаса Лермонта, вероятно, современника короля Роберта Брюса и Уильяма Уоллеса и участника войны Шотландии с Англией, считали при жизни колдуном и чернокнижником. Сохранилось поверье, что душа колдуна не оставляет этот мир навсегда, но воплощается через много лет в одном из своих потомков. Но произошло ли это с тем, кто написал о себе «нет, я не Байрон, я другой», мы также никогда не узнаем. Кстати, великий Байрон, кумир Михаила Юрьевича, – дальний родственник Лермонтова через тех же шотландских праотцов. Жаль, что сам Лермонтов не узнал об этом кровном родстве, которое так и осталось в его представлении лишь духовным.