Главная » Геобарометр » Наследие » Цирк, да не только

Цирк, да не только

20 дек 2014
Прочитано:
1748
Категория:
Российская Федерация
г. Нижний Новгород

Нижний Новгород был одним из первых городов Российской империи, где появился стационарный цирк. У его основания стояли братья Никитины. Но кроме них, был славен Нижний и другими цирковыми артистами.

Сыновья шарманщика

Дмитрий, Аким и Пётр Никитины родились в семье крепостного крестьянина Александра Никитина, который получил вольную у помещика и работал шарманщиком по оброку, принося своему хозяину солидную прибыль. Выступления в ярмарочных балаганах образовали и свои собственные накопления, и Александр Никитин определил детей на выучку к цирковым артистам. Дмитрий выступал как атлет, Аким – как жонглёр и клоун, Пётр практиковал как глотатель шпаг и воздушный гимнаст.

Состояние братьев росло, и они в 1873 году открыли стационарный цирк в Пензе. Спустя три года появился такой же цирк в Саратове, а в 1883 году - в Нижнем Новгороде. По этому случаю 29 июля газета «Нижегородская ярмарка» писала: «Открылся цирк братьев Никитиных; постройка его и отделка, если принять во внимание краткость сезона, весьма недурны; цирк довольно обширен, места удобны... Есть прекрасные наездники и наездницы... и недурные клоуны».

Как это было

Цирк был деревянным. Спустя четыре года, в июле 1887 года, в Нижнем появился цирк каменный. Он считался одним из лучших в Поволжье и был «водоплавающим»: братья Никитины зафрахтовывали на всю навигацию пассажирский пароход и отправлялись в путешествие по Волге - от одного города к другому. На пароходе, кстати, размещались и конюшня на 120 лошадей, и зверинец, и, конечно же, артисты и их обслуга. Выступать приглашались и люди со стороны.

«В Нижний мы подъехали к Сибирской пристани, - вспоминал Д.С.Альперов в редкой сегодня книге «На арене старого цирка». - Оттуда до цирка, расположенного на Самокатской площади, было рукой подать... Была снята гостиница специально для артистов. Из номеров был ход прямо в цирк. Направо от цирка живописно раскинулись балаганы, карусели, качели, панорамы и силомеры. Все это было уже готово для принятия публики, но закрыто до того момента, как будет поднят ярмарочный флаг. Пока же была разрешена только торговля съестными продуктами...

Балаганов на ярмарке было около двадцати. Были и хорошие, и плохие... Около одного из балаганов стоял человек-автомат, громадная кукла-турок выше человеческого роста. Турок механически курил, отвечал на вопросы, играл в шашки... На лучшем месте площади стоял зверинец Никитиных и музей восковых фигур... При зверинце было помещение с полуманежем. В нем за особую плату через каждые два часа шли представления с животными. Зверинец давал Никитиным большой доход. В зверинце был двугорбый верблюд, которого знала вся ярмарка. Если его дразнили и показывали ему язык, он сердился и со злости оплевывал вблизи стоящих».

Открытию циркового сезона предшествовал целый ритуал. Сначала посменно играли два оркестра, потом проводился молебен, священники окропляли помещение цирка святой водой. Аким Никитин приглашал присутствовавших «на пирог» и рюмку водки.

Здание цирка (он сгорел уже в советское время) было кирпичное, крытое тесом. Весной вода нередко доходила до галерки. Даже в жару в здании было сыро, артисты часто болели. Чтобы заменить их, прибегали к услугам дублёров, выписывать аттракционы из-за границы. Аким Никитин первым в Нижнем Новгороде привез на ярмарку синематограф. Цены на билеты сразу взлетели под самый купол цирка, хотя содержание «живых картинок» было довольно примитивным: прогулки на природе, панорама Парижа, перебрасывание мяча двумя спортсменами.

Гордей Иванов

Балаган Гордея Иванова с хором, акробатами, жонглёрами и фокусниками тоже привлекал много народа. Здесь имелся так называемый «черный кабинет» со сценой, завешанной бархатом. Иллюзионист и его ассистенты в черных полумасках творили самые настоящие чудеса. «Фирменный» аттракцион Гордея Иванова заключался в исчезновении людей и предметов. Механика таких фокусов была проста: «изчезнувшие» предметы прикрывались ширмами, а когда ширмы убирались, всё «пропавшее» появлялось снова. Потом этот аттракцион был «модернизирован» с помощью манипулятора, изобретённого Робертом Ленцем и основанном на преломлении световых лучей.

Гордей Осипович родился в Нижнем Новгороде в 1858 году. С шести лет выступал в балагане как акробат и эквилибрист. Его заметил гастролировавший в России иллюзионист Щедини. Итальянец раскрыл многие свои секреты, и Гордей Иванов стал одним из лучших фокусников России. Он женился на дочери Щедини, Ольге Федоровне, основал цирковую династию. Один из его сыновей, Фёдор, выступавший под псевдонимом Теодор Гарди, тоже стал иллюзионистом, другой сын, Леонид, – дрессировщиком. Сын Федора Гордеевича Валентин и его жена Ванда получили известность как эквилибристы и дрессировщики, правнучка Гордея Осиповича, Ирина Вязова до сих пор выступает в цирке. Она дрессирует собак.

На Нижегородской ярмарке Гордей Иванов впервые показал оригинальный трюк под названьем «Летающая дама», который потом включали в свой репертуар многие иллюзионисты. Вот как описывали его А.А. Вадимов и М.А. Тривас в книге «От магов древности до иллюзионистов наших дней», изданной почти 60 лет назад: «...По знаку иллюзиониста ассистенты выносят на сцену легкую кушетку. Входит девушка. Она ложится на кушетку, которую тут же уносят обратно, а девушка... девушка остается на месте — теперь она парит в воздухе. Больше того, на глазах у зрителей она медленно поднимается вверх. Иллюзионист, стоящий позади, делает широкое движение большим обручем, так что все тело девушки, парящей в воздухе, свободно проходит сквозь кольцо — и мы убеждаемся в том, что нет никаких подпорок, никаких невидимых тросов. Девушка действительно парит в воздухе — настоящее чудо! Но всякое чудо — только иллюзия чуда. И в этом известном трюке использована остроумная металлическая конструкция, незаметно поддерживающая в воздухе тело девушки».

Приход к власти большевиков Гордей Осипович не приветствовал. У него отобрали зверинец, музей восковых фигур, заставили сдать все золото и драгоценности. Музей вскоре сгорел, остались одни головёшки.

Умер Иванов от тифа, которым заразился по дороге в Томск. Там его и похоронили, но могила иллюзиониста не сохранилась. Кто-то заметил много лет спустя, что это был последний фокус иллюзиониста. Он исчез так же, как и «летающие дамы».

Страшно, аж жуть!

Цирк Никитиных и балаган Гордея Иванова не были конкурентами. Они, кстати, располагались рядом. И владельцы других балаганов просто-напросто завидовали удачливым предпринимателям. И однажды объявили им самую настоящую войну. В один из воскресных дней к цирку Никитиных со всех сторон устремились клоуны на ходулях. Ряженые на все лады восхваляли программу своих представлений и зазывали публику. Входные билеты продавались по совершенно смешным ценам. Увы, все эти меры принесли обратный эффект. Народ проигнорировал балаганы, а в цирке в тот день не было ни одного свободного места.

Особо хочется сказать о травмах цирковых артистов. Они были довольно часты, поскольку воздушные гимнасты, дрессировщики и акробаты, как правило, работали без страховки. Иной раз и сами были виноваты. Ужасный случай произошел, например, с дрессировщиком Турнером. Он любил заложить за воротник, а когда напивался, спасаясь от гнева жены, вползал в клетку к льву Цезарю и там спал. Супруга, понятное дело, не могла до него добраться. Цезарь готов был разорвать на куски любого, кто мог обидеть его благодетеля.

Но дикие звери не любят запаха алкоголя. Один из трюков Турнера заключался в том, что он вкладывал голову в пасть льву. Но однажды, как было поначалу решено, видимо, учуяв спиртное, Цезарь сжал челюсти. Голова дрессировщика осталась у него в пасти, а тело рухнуло на пол. Зрители содрогнулись от ужаса. Началась паника. Люди бросились к выходу, только полиция предотвратила давку и неминуемые жертвы.

Братья Никитины ничего не могли понять. Цезарь вёл себя спокойно, его осмотрели. Верхняя его губа была припухлой. Только тогда был вынесен вердикт: в то время, как голова Турнера находилась в пасти у льва, неведомо откуда залетевшая пчела или оса укусила Цезаря, и челюсти его от этого непроизвольно сжались.

Молодая воздушная гимнастка Дозмарова погибла по другой причине. Она повисала на трапеции вниз головой и раскручивалась на штифтах, вделанных в подошвы ботинок, которые вставлялись в отверстие стойки. Внизу была для страховки натянута сетка. Но случилось так, что штифты вошли в пазы не полностью – помешало несколько песчинок, Дозмарова сорвалась с большой высоты, пролетела мимо сетки и разбилась насмерть.

Еще одно несчастье в цирке Никитиных произошло с участием дрессированных слонов. Работникам цирка строго-настрого было запрещено вступать с ними в контакт, но один из кучеров этот запрет нарушил. Он выдернул из хобота слона Джимми волосинку, и слон эту обиду запомнил. Однажды кучер нес два ведра воды и встретил того самого слона. Слон придавил его к стене, кучер скончался.

Со слонами связан и такой эпизод. На гастролях цирка Никитиных во Владикавказе резко похолодало. Тропические животные могли получить обморожение, и им сшили валенки из ковров. Ноги у слонов были защищены от мороза, а вот о хвостах не подумали. И один из слонов отморозил кончик хвоста. Его пришлось ампутировать.

Лошадь, которая смеется

В цирк братьев Никитиных зрители шли посмотреть прежде всего на Колю Никитина - приемного сына старшего брата владельцев цирка, Акима. Он был небольшого росточка, почти лилипут. На арену выходил в бархатной курточке и коротких штанишках. Виртуозно жонглировал на скачущей лошади, освоил и другие цирковые профессии - эквилибриста, воздушного гимнаста, жонглёра, акробата.

Николай Акимович прожил долгую жизнь. Уже будучи в годах, на манеж выходил в ярко-синем пиджаке, бриджах и черных лаковых сапогах. Белый шелковый галстук закалывал булавкой с крупным бриллиантом. Когда у него спрашивали, настоящий ли бриллиант или только подделка, очень сердился. Говорил:

- Поддельные носят только конюхи.

Одним из самых лучших номеров Николая Никитина был номер под названием «Лошадь, которая смеется». И она действительно смеялась: выгибала шею, скалила зубы и ржала. А в это время оркестр играл фокстрот «Смеющийся саксофон».

Характер у Николая Никитина был не сахар. И лошадь, которую он дрессировал, по кличке Отелло, однажды сошла с катушек. Она ухватила руку Никитина зубами и протащила дрессировщика по манежу. Руку пришлось ампутировать. Но Никитин продолжал выступать. В протезе на правой руке он держал стек, и никто из зрителей не замечал его инвалидности.

Рассказывают еще одну байку. Однажды Николай Никитин подобрал на улице замерзающего воробья, выходил его и приучил подавать сигналы о том, какие карты у игроков в преферанс. Поведение воробья всех забавляло. Он перелетал от одного игрока к другому, садился к ним на головы, заглядывал в их карты и беспрестанно чирикал. Но чирикал как-то по-разному. А Николай Никитин постоянно выигрывал. Но однажды воробей по имени Сильва изменил хозяину и улетел, присоединившись к стае других воробьев. С тех пор Никитин стал жутко проигрывать в карты, а вскоре умер.

Много было в цирке Никитиных и других выдающихся артистов. Велосипедист Краев, стоя на педалях велосипеда, поднимался вместе с велосипедом по шестиметровой лестнице и спрыгивал оттуда вместе с велосипедом, не теряя равновесия, после чего делал круг по арене. Артистка Вандервальд ныряла с мостика в бассейн с водой, всплески которой тушили горящий бензин. Это был огромный риск, но Вандервальд ничего не боялась.

Печальна судьба клоуна Бабушкина. Его остроты вызвали раздражение власть предержащих – это было как раз накануне революции 1905 года. Ему вообще запретили произносить какие-либо реплики на арене, угрожая высылкой из города. Пострадал и отец Д.С.Альперова. Однажды он выдал какой-то каламбур по поводу поражения русской армии под Мукденом. Потом признавался: «Мукденская реприза мне, кажется, дорого обойдется. Сегодня полицмейстер доложит губернатору, и очень просто упекут на недельку в тюрьму». Но полицмейстер доклада губернатору не делал, а только велел братьям Никитиным исключить выступления Альперова-старшего на три дня. Впрочем, на это время все увеселительные зрелища, в том числе и цирковые представления, на территории Нижегородской ярмарки были запрещены, за исключением оперы «Жизнь за царя».

Война с Саламонским

Но, отмотаем назад ленту времени. Поймав кураж, братья Никитины решили открыть свой стационарный цирк в Москве. Они хорошо понимали, что им предстоит нелегкая конкурентная борьба, и борьба эта будет жесткой. Но, к ногам цирковых магнатов уже пали Иваново, Киев, Астрахань, Баку, Казань, Харьков, Тифлис, Одесса, Минск, Орёл... Они были уверены в успехе.

В Москве действовал филиал Санкт-Петербургского цирка Гаэтано Чинизелли. Но если в северной столице он приносил огромные доходы, то в купеческой Москве его филиал не пользовался такой популярностью. Вдобавок ко всему в Первопрестольной появился Альберт Саламонский.

Выходец из немецкой цирковой семьи, Альберт Саламонский многому научился у своего отца, первоклассного наездника и дрессировщика, у матери, Юлии Каре. Он дебютировал в Берлине в 1862 году в знаменитом цирке Ренца. Был наездником, акробатом, дрессировщиком. Вскоре он создаёт свой собственный цирк, женится на цирковой танцовщице Лине Шварц, а в 1871 году уезжает покорять Россию. Братья Никитины в то время еще только начинали цирковую карьеру.

Сначала Саламонский открыл цирк в Одессе, выступал в Прибалтике. В 1880 году переезжает в Москву и вкладывает все свои сбережения в строительство цирка на Цветном бульваре, который нынче носит имя Юрия Никулина. К моменту открытия цирка у Саламонского в карманах гулял ветер. Первый рубль, полученный от продажи билетов, он вставил в рамку, а рамку повесил у кассы. Этот рубль принес ему неслыханную удачу.

По сравнению с цирком Чинизелли репертуар Саламонского был гораздо разнообразнее. В одной из афиш извещалось о выступлении «хорошенькой Генриетты, превосходно жонглирующей на слабо натянутой проволоке», наезднице Труцци, клоунов-гимнастов братьях Паскаль; сам Альберт Саламонский представал перед зрителями в роли дрессировщика. Представление завершалось «балетом-пантомимой «Жизнь в зимний вечер» с катанием на коньках и санках с комическими сценами».

Каждый раз в цирке был аншлаг. Зрители тепло принимали Саламонского, который проводил свои номера в стремительном темпе, проезжая на лошади по бревну на пятиметровой высоте, заставляя своих питомцев вальсировать и по его сигналу одновременно вставать на дыбы. Жеребец приемного сына Саломонского Евгения ходил по канату, другая лошадь с всадником перескакивала через шесть лошадей. Наконец, клоуны Анатолий и Владимир Дуров, Бим-Бом, Макс Высокинский и другие потешали публику до колик в животе, укротительница крокодилов и змей «Мисс Паула» плавала вместе с ними в бассейне...

Саламонский всегда стремился удивить народ чем-то необычным. Некоторые его программы посвящались детям, и интерес их к цирку был неподдельным. И он своего добился. Цирк Чинизелли скоро свернул свою деятельность в Москве и укатил в Прибалтику

Вот тут-то и появились в Москве братья Никитины. Они бросили вызов - приобрели в Белокаменной пустовавшее круглое здание «Панорамы Плевны», примыкавшее на Цветном бульваре к цирку Саламонского. Их не смущало, а даже как-то раззадоривало то, что два цирка находятся в непосредственной близости.

Ставку Никитины сделали на всё отечественное. Если афиши цирка Саламонского пестрели трудно выговариваемыми иностранными фамилиями и прозвищами, то костяк труппы «Русского цирка братьев Никитиных» составляли исключительно русские артисты. Вдобавок ко всему зрителей привлекал экзотический аттракцион с участием дрессированных слонов. Для Москвы это было потрясением.

Публика стала покидать Саламонского. Ему приходилось бесплатно приглашать на свои представления военных, чтобы как-то создать видимость посещаемости. Доходы цирка резко упали. Саламонский уже подумывал над тем, чтобы уехать в Ригу, но Никитиным срочно потребовалась крупная сумма денег, и Саламонский предложил сделку. В 1889 году он выкупает за 35 тысяч рублей здание цирка Никитиных, расширяя таким образом площадь своего заведения. Никитины дают слово оставить Москву на откуп Саламонскому и больше никогда сюда не возвращаться.

Впрочем, для предпринимателя честное слово стоит немного. В 1890 году Никитины, несмотря ни на что, открывают цирк на Воздвиженке. Иск Саламонского суд не удовлетворяет по той причине, что подписавший с ним договор Дмитрий Никитин вышел из числа акционеров.

Но судебные тяжбы несколько подорвали репутацию Никитиных, и Саламонский благодаря своему новаторству выиграл в тяжелой конкурентной борьбе. Никитины на время оставили свои притязания на доминирование в столице еще и потому, что именно их труппу пригласили принять участие на торжествах по случаю коронации Николая II. Тем не менее в 1911 году Аким Никитин в третий раз предпринимает попытку обосноваться в Москве. Он строит здание цирка на Большой Садовой. Увы, и эта попытка закончилась неудачей. Пришли к власти большевики и цирк национализировали.

До середины 20-х годов прошлого века он назывался 2-м Госцирком и был закрыт «за неимением возможности кормить лошадей». Их отправили на мясокомбинат, а в здании цирка разместили мюзик-холл, в котором выступал Леонид Утесов, потом Театр оперетты. Сейчас в этом здании располагается Театр сатиры.

Фотогалерея

Братья Никитины Д.С.Альперов Эмма Никитина Аким Никитин Коля Никитин Юлия Михайлова Дмитрий Никитин