Главная » Геобарометр » Наследие » Особенности гражданской лирики Михаила Анищенко

Особенности гражданской лирики Михаила Анищенко

20 янв 2019
Прочитано:
87
Категория:
Российская Федерация
г. Сочи
Эпиграфом к этой статье можно было бы поставить короткое стихотворение Михаила Анищенко:
 
Разбит мой мир, растоптан и подавлен
И, в ожиданье божьего суда,
Я, как свеча, над родиной поставлен.
Чтобы сгореть от вечного стыда.
 
У поэта много стихотворений, которые по меркам литературоведов относятся к разряду гражданской лирики. И каждое из них не может оставить равнодушным читателя. Рассмотрим  некоторые его стихи.
 
Вина
 
Над храмом менялись закаты,
И слышалось ночью и днём:
«О Господи! Мы виноваты!
Мы все виноваты во всём!»
 
Неслышно душа погибала.
Вина молотила людей:
Сначала к земле пригибала,
Потом превращала в червей.
 
«Покайтесь!» - лукавый мессия
Крестил механический лоб.
Мы падали ниц. И Россия
Ложилась живою во гроб.
 
Я проклял и храм, и Отчизну,
И понял в дырявой избе:
Вина – есть предательство жизни,
Ещё непонятной тебе.
 
Я вижу иную дорогу,
Где помнит моё естество:
Вина – есть пощёчина Богу,
За всё, что пришло от него.
 
В стране и учениях – ложно.
Темно за поповским плечом.
Божественно всё, что безбожно,
Никто не виновен ни в чём!   
 
Нас уже много лет призывают покаяться. В том, что совершили Великую Октябрьскую социалистическую революцию, на знамени которой было написано «Заводы и фабрики – рабочим, землю – крестьянам, мир – народам!» В том, что в сжатые сроки провели индустриализацию – и тем самым укрепили обороноспособность страны и спасли её от нашествия европейских варваров. В том, что открыли тысячи вузов, техникумов и ПТУ для детей рабочих и крестьян. В том, что победили немецкий фашизм, который англичане с французами не смогли одолеть. В том, что первыми вырвались в космос. Виноваты и в том, что вырастили Игоря Курчатова и Жореса Алфёрова, Георгия Жукова и Константина Рокосовского, Сергея Бондарчука и Эльдара Рязанова, Михаила Шолохова и Александра Твардовского.… Да всего тут не перечислишь, за что нам надо каяться. 
    
Михаил Анищенко – поэт-гражданин. Он всегда чувствовал свою ответственность перед обществом, - что и отразилось в его творчестве. Переживания за всё происходящее были в его жизни самыми удручающими и горькими до физической боли в сердце.
 
Шпалы
 
Здесь зреют посевы невиданной злости,
Над партами всходит великий бурьян.
Мои одноклассники – кожа да кости,
Мы дети рабочих и дети крестьян.
 
Враждебные вихри кружатся над нами,
В деревне разруха, в полях недород;
И наши вожди, обнимаясь с попами,
Во тьму крепостничества гонят народ.
 
Я эту судьбу никогда не приемлю.
Не помня себя и не зная вины,
Родители наши ложатся на землю,
Как чёрные шпалы под рельсы страны.
 
И если убрать круговые завесы,
То можно увидеть сквозь слёзы и пот,
Как мчатся по ним золотые экспрессы,
Везущие в рай православных господ.
 
Поэт подчёркивает, что люди, имеющие власть и богатство, думают только о себе. Они предатели своего народа. Заметим, что достоинство стихотворения в психологически точном изображении чувств и переживаний лирического героя. Плохое питание - и результат «кожа да кости», потому что они «дети рабочих и дети крестьян». И это не остаётся без последствий: «здесь зреют посевы невиданной злости». При чтении строки «Враждебные вихри кружатся над нами» сразу вспоминается революционная песня «Вихри враждебные веют над нами, тёмные силы нас злобно гнетут…».
 
Современная «тьма крепостничества» - это понятие довольно широкое: нет денег – сиди безвыездно по месту жительства, не могут родители заплатить за учёбу – дорога в вуз тебе перекрыта, хочешь отдать детей научиться танцам – плати бешеные деньги, не хочешь в старости ходить беззубым – скопи миллион рублей … и этот список можно продолжать и продолжать. Для чего же «родители наши ложатся на землю»? 
 
Ответ на этот вопрос сформулирован в стихотворении чётко и ясно: чтобы золотые экспрессы развозили господ по всему миру в райские уголки.
 
Злость «невиданная», бурьян «великий», завесы «круговые», экспрессы «золотые» - эти яркие эпитеты усиливают эмоциональность при чтении стихотворения. А метафора «родители наши ложатся на землю» и сравнение «как чёрные шпалы под рельсы страны» подчёркивают весь трагизм свершившегося.
 
Поэт уверен: до тех пор, пока актуальна тема страдания народа, художник не вправе её забывать. В этом отношении поэзия Михаила Анищенко и Н.А. Некрасова – «родственные души».
 
День победы
 
День Победы. Смертная тоска.
Как вагон, Россию отцепили.
Подменили даты и войска,
И героев павших подменили.
 
Мир спасён. Америке – виват!
Для России – водка и корыто.
Что ты плачешь, маленький солдат,
За проклятым Одером зарытый?
 
Возрождайся, память, без обид
Под сияньем воинского флага!
Что Париж, Варшава и Мадрид,
Что весь мир без взятия Рейхстага?
 
Русский дом измазали смолой,
Оплели лукавыми словами.
Встань, солдат, над пеплом и золой,
Посмотри в утраченное нами.
 
Там, вдали, где праведники лбом
Бьются в пол святого каземата,
Спит Земля в сиянье голубом
Под пилоткой русского солдата.
 
Драматизм содержания первой строфы определяет всю последующую тональность стихотворения.
 
Есть такая профессия: бороться с Правдой. «Историки-демократы» сегодня вбивают в головы молодёжи мысль, что героями Великой Отечественной войны были вовсе не такие, как Александр Матросов или Зоя Космодемьянская, а такие типы, как генерал Власов, который, якобы, «боролся с тиранией Сталина». И, к сожалению, кто-то, в том числе и среди взрослых людей, уже «клюнул» на эту «наживку». 
 
Рассказывая о создании стихотворения «Я убит подо Ржевом», А.Т. Твардовский отмечал: «…неизбывное ощущение как бы себя в них, а их в себе, - так приблизительно можно определить эту мысль и чувство». То же самое мы видим и в этом стихотворении. Поэт обращается к «маленькому солдату» как к живому. Этот солдат «за проклятым Одером зарытый», лучшего эпитета «проклятый» к слову «Одер» и придумать невозможно. «Мир спасён. Америке – виват!» Михаил Анищенко совершенно верно заметил, как беснуются некоторые политики и лже-историки, переписывая историю типографской краской; ту историю, которая писалась кровью наших дедов, отцов и матерей. 
 
«Для России – водка и корыто», «Русский дом измазали смолой», - в этих строках и щемящая любовь поэта к России, и мучительные переживания за её судьбу, и упрёки в её адрес. Обратим внимание ещё на одну особенность лирики Михаила Анищенко: он хорошо знает историю своей страны, обычаи и нравы и часто использует это. Раньше по деревенскому обычаю дёгтем или смолой мазали ворота того дома, в котором живёт девушка, не отличающаяся нравственным поведением. Бывали случаи, когда таким образом пытались оклеветать человека. Вот и сегодня измазавшие «ворота» России живут в надежде, что в нашей стране найдутся те, кто тоже будет презирать и оскорблять её. 
 
Есенину
 
Пора в последнюю дорогу.
Пришла повестка – не порвёшь.
И мы уходим понемногу
Туда, где ты теперь живёшь.
 
Глаза прищурены до рези…
Во тьме, за линией судьбы,
Мы тоже жили в «Марсельезе»
И Русь вздымали на дыбы.
 
Мы тоже видели с пригорка
Погосты, храмы и кресты.
И золотой закат Нью-Йорка
Мы ненавидели, как ты.
 
Но снова сумрак над землёю,
Народец холоден и сер;
И свято место под петлёю
Свободным держит Англетер.
 
Давай, Серёжа, громко свистнем
И, в ожидании весны,
В одной петле с тобой повиснем,
Как герб утраченной страны.
 
Интонация стихотворения такая, как и должна быть: в тексте звучит что-то личное, казалось бы, не для огласки. Но даже здесь, в этом личном послании, слышен голос поэта-гражданина. Да, уже сломленного обстоятельствами жизни, но ни на сантиметр не сошедшего с дороги Чести, Совести и Правды. Почему именно к Сергею Есенину обращается поэт, а не к А.С. Пушкину или другому классику? Видимо, потому, что Михаил Анищенко чувствовал свою «поэтическую»  и житейскую близость именно с Сергеем Есениным. «Новый» Есенин верит, что он тоже останется в анналах русской литературы. В одном из стихотворений Михаил Анищенко пишет: «Ухожу.… Но, словно Пушкин, весь я тоже не умру». Именно поэтому и готов вместе с Сергеем Есениным сунуть голову в петлю, чтобы все наглядно увидели, как выглядит «герб утраченной страны».
 
«Мы тоже жили.… И Русь вздымали на дыбы». Этими строками поэт говорит от лица своего поколения, когда одни вздымали на дыбы Россию, а другие, и их было подавляющее большинство, безропотно молчали. В стихотворении мы наблюдаем предельную искренность и ясность мысли. Виртуозно созданные метафоры помогают не только глубже понять идейное содержание произведения, но и получить читателю эстетическое наслаждение. Каждая строфа поражает остротой восприятия мира поэтом. И метафоры, и удачно подобранные эпитеты усиливают чувство безысходности, тоски.
 
Русская поэтическая традиция  создала два устойчивых образа поэта: поэт-пророк и друг-стихотворец. Как поэт Михаил Анищенко выступает и в той, и в другой ипостаси. Одно из его стихотворений, где он выглядит как поэт-пророк, начинается словами:
 
Оказалась мёртвой Родина.
Как ни взглянешь – всё тоска.
 
Всё случилось так, как и предсказал поэт. У простых тружеников - оковы бедности и нищеты, умственной и духовной деградации, болезней и преждевременной смерти.
 
Через несколько дней после смерти Михаил Анищенко получил от читателей звание «народный поэт». Пройдут годы и он, без сомнения,  станет народным поэтом не только на портале Стихи.ру, но и таким же народным, как Сергей Александрович Есенин.
 
 
  

Материал публикуется с незначительными сокращениями

Фото из источника:
https://63.ru/text/gorod/285221778120704.html