Главная » Арт-площадка » Живопись » На божьей ниве

На божьей ниве

03 апр 2014
Прочитано:
3285
Категория:
Российская Федерация
Москва

Что такое успех для художника?

Выставки в престижных залах, внимание власти, благодарные зрители, раздача автографов, восторженные записи в книге отзывов? Если так, то всё это в жизни Игоря Сушенка уже было. Выставки в «Красных палатах», Новом Манеже и Политехническом музее в Москве, затем в Брянске, оказались удачными. Добротные, полные тихой грусти и бесконечного очарования пейзажи, пластически и психологически выразительные портреты, по которым сразу прочитывается характер персонажа.

Работы молодого живописца нашли место во многих частных коллекциях, в музеях Японии, Испании, Голландии, Германии. Зрители и знатоки искусства оценили не только несомненный природный дар художника, но и академическую школу, высочайшее мастерство, которое даётся только годами неустанного труда. 

Парадокс, но именно тогда ощутил он не удовлетворение, а какую-то пустоту в душе. Понял: если двигаться и дальше тем же путём, станешь просто ремесленником. Возможно, даже ремесленником-виртуозом. Неизбежно начнёшь повторяться, стараться угодить публике. Придут признание, деньги. Но разве может это быть целью в жизни?

Странные это были вопросы для того времени. Страна изменилась. Всем уже правил рынок, и культурой тоже. Всем, но не всеми. Игорь Сушенок оказался из тех, для кого понимание красоты мира и предназначения человека в нём остались неизменными.

Именно тогда, в 1999, по выражению самого художника и ушёл он в «творческий затвор». Нужно было осмыслить, осознать уже сделанное, определиться, куда и как идти дальше. Тогда же появилась у Сушенка настоящая мастерская и первые ученики. Преподавание в студии, работа с начинающими живописцами и от хандры спасли, и в верности выбранного пути укрепили.

- Я ведь не только их учу,- рассказывает художник. – Ещё больше учусь сам. Непостижимая вещь – обучая других, делаешь всё новые и новые открытия для себя. Разработал собственную программу преподавания. В основе – школа рисования Микеланджело, элементы из других школ изобразительного искусства и собственные знания. Своими учениками доволен, многие подают большие надежды.

В который раз принялся он перечитывать любимого Достоевского, поражаясь завораживающей власти зла и порока над душами людей.Но ещё больше потрясало то, что и на дне этой бездны, у самых падших героев, писатель обнаруживает свет христианской совести. Как, какими средствами передать этот свет в картине? Да и возможно ли?

Наверное, именно с таких вопросов и начинается подлинный художник. Но до вопросов этих нужно ещё дорасти, душа должна созреть.

А начиналось всё в небольшом городке Злынке на Брянщине. До границы с Украиной и Белоруссией – рукой подать. Здесь в марте 1964 года и родились братья-близнецы Сушенки – Игорь и Александр.

Позднее Игорь вспоминал: «Городок наш, хоть и провинциальный, но старинный, ровесник Питеру. Что ни дом, то памятник архитектуры – с резными ставнями, воротами и калитками. И утопала вся эта красота в роскошной зелени каштанов, клёнов, лип и дубов».

Дом Сушенков был обычный, с русской печью. Печь эта и стала первой «мастерской» для двух мальчишек, увлеченных рисованием.


Откуда пришла неуёмная страсть, желание запечатлеть ускользающий, меняющийся мир, понять трудно. Провинция, к счастью, не перестаёт рождать этих русских мальчиков, пытливых и страстных в поисках ответов на самые неразрешимые вопросы бытия. Кто я? Зачем пришел в этот мир? Из них потом выходят поэты и учёные, художники и музыканты. Не изо всех. Лишь из тех, кто в придачу к природному дару получил ещё и характер.

Повезло Игорю с родителями. Мама, Вера Кузьминична, учительница, заметив увлечённость сына рисованием, отвела его к местному художнику Трофиму Трофимовичу Боброву.Сколько будет с ним исхожено тропок в окрестностях! Кажется, не осталось взгорка, перелеска, изгиба реки, не отмеченных карандашом и кистью. Этюдники братья смастерили себе сами. Отец помог. Строитель по профессии, Михаил Кириллович умел, кажется, всё. Лучшим часовым мастером считался в округе, на нескольких музыкальных инструментах играл. А уж рассказчик – заслушаешься.

Ничто не проходит даром, не исчезает бесследно в этом мире. Не от отца ли какая-то подспудная музыкальность в полотнах Игоря Сушенка, внимание к самой мелкой детали, оттенку, штриху? И умение увлечь живописным рассказом о вещах казалось бы обыденных? Ведь и портрет, по сути, тот же рассказ о человеке.

Остановиться было уже невозможно. Хотелось разгадать секреты мастеров, тайны их шедевров. В книжном магазине попалась Игорю на глаза репродукция «Моны Лизы» Леонардо Да Винчи. Три года ушло на то, чтобы скопировать картину. Процесс этот совсем не механический, ведь копируя, как бы идешь за мастером, заражаешься его настроением, вникаешь в нюансы, ранее глазу не видимые.

Именно тогда пришла уже осознанная мечта стать профессиональным художником. Сбудется она ещё не скоро: впереди – служба в армии, работа кровельщиком в Москве, посещение вольнослушателем Суриковского художественного института. Стать студентом удаётся только с четвёртой попытки: Игорь поступает в мастерскую портрета Ильи Глазунова в Российской академии живописи, ваяния и зодчества. Вот как сам художник вспоминает об этом времени:

«Илья Сергеевич Глазунов никогда не расслаблялся, не застаивался на месте и постоянно теребил своих студентов, заставляя много работать, расширять кругозор, восполнять пробелы в образовании. Его методы преподавания – особенные. Например, весь первый курс мы провели в Петербурге, где знакомились с шедеврами Эрмитажа, Академии художеств. Мы пропадали там целыми днями, копируя произведения старых мастеров, вникая в секреты великих полотен. Этот период учёбы дал очень много для дальнейшего нашего формирования, был очень важной ступенью к постижению мастерства».

Глазунов открывал студентам не только тайны мастерства, прежде всего стремился сделать каждого личностью, человеком, неравнодушным к истории России, её сегодняшнему дню. Он мечтал о новом, одухотворённом искусстве, равном вершинам прошлого, и заражал этой мечтой своих учеников. Вслед за Достоевским призывал прежде всего «искать человеческое в человеке», в повседневной действительности ощущать великий ход времён с его извечной, яростной битвой добра и зла, «где поле битвы – сердце человека».

Годы учёбы в академии стали подлинной школой мастерства для молодого художника, временем возрастания творческого и духовного. Именно в это время он осознаёт, что реализм открывает творцу невероятные возможности художественной выразительности. Реализм неисчерпаем, он не имеет дна и у него бесконечно высокое небо. Но путь этот страшно труден, ибо здесь всегда есть что и с чем сравнивать, есть вершины.

Для Игоря Сушенка такими вершинами отныне становятся его великие предшественники – Суриков, Нестеров, Иванов... Насколько все они разные! Так приходит ясное осознание того, что реализм не отменяет художественной индивидуальности, творческого почерка. Но несомненно и общее, объединяющее этих столь непохожих друг на друга мастеров кисти: ощущение России как уникальной православной цивилизации. Тот самый русский дух, благодаря которому и было создано государство, одержаны блестящие победы. Сойти с этой дороги – значит, предать предков, все их усилия и жертвы.

В размышлениях и устремлениях своих молодой художник оказался не одинок. Судьба подарила ему дружбу с замечательным русским поэтом и режиссёром Николаем Мельниковым. Познакомились ещё в юности: село Лысые, где родился Николай, недалеко от Злынки. И не расставались до самой смерти поэта в 2006 году.

Николай Мельников – автор замечательной, во многом трагичной, но и светлой поэмы «Русский крест», а Игорь Сушенок – её первый, вдумчивый и неравнодушный иллюстратор.

Диплом в академии Сушенок блестяще защищает одной работой: портретом певицы Татьяны Петровой. Специалисты отметили гармоничное цветовое и композиционное решение, но главное – глубокий психологизм в изображении человека, живущего в гармонии с миром и самим собой.

Впоследствии художник напишет ещё целый ряд портретов современников: академика Игоря Шафаревича, актёров Владимира Гостюхина, Николая Бурляева, Людмилы Зайцевой, поэта Николая Мельникова, космонавта Виктора Афанасьева, певца Геннадия Каменного... Уловить и запечатлеть «души изменчивой приметы» не так-то просто, но Сушенку это удаётся. Удаётся прежде всего потому, что он неравнодушен к своим героям, сочувствует делу, которому они служат, разделяет их человеческую и гражданскую позицию.

Игорь Михайлович и для себя давно уже сделал выбор. Быть русским – значит, быть православным. Для него это не просто красивые слова: за ними годы раздумий, осмысления сделанного. Ныне книга книг для него – Евангелие. Оттуда идёт понимание, что целью жизни должны быть не вещь и бесконечное потребление, а совершенствование, преображение души.

На Святой Руси критерием истинной христианской жизни и святости всегда были добрые дела, поступки. Забыть подвиги наших предков – значит, забыть самих себя, предать собственную историю. Из этих размышлений родился замысел картины «Преподобный Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского». Это, несомненно, уже новый этап в творчестве Игоря Сушенка, своего рода картина-манифест. Непобедима сила русского оружия, укреплённого верой!

Постепенно, исподволь, приходит художник и к евангельским сюжетам. Слишком велика ответственность, необычайно высока планка предшественников: Александра Иванова, Василия Поленова... Неоднократно посещает Сушенок Святую землю, Иерусалим, стремясь собственными глазами увидеть камни, помнящие Христа, ощутить атмосферу двухтысячелетней давности. Картины «Несение креста», «Вход Господень в Иерусалим» пишутся не один год, пишутся мучительно и радостно. Смотришь на них – и чувствуешь себя причастным к великой человеческой истории, полной драматизма и надежды. Надежды на великую, преобразующую тайну христианской любви. Тут самое время вспомнить слова старца Зосимы из лучшего романа Фёдора Достоевского «Братья Карамазовы»: «Братья, не бойтесь греха людей, любите человека во грехе его, ибо сие уже подобие Божеской любви и есть верх любви на земле. Любите всё создание Божие, и целое и каждую песчинку. Каждый листик, каждый луч Божий любите».

Слова эти полностью приложимы к творчеству замечательного русского художника Игоря Михайловича Сушенка. Сегодня несомненный талант его достиг своего расцвета, за спиной огромный труд и достойные плоды его. Но и впереди – счастье творчества и радость новых открытий.

Виктор Кирюшин,
Секретарь Союза писателей России,
Заслуженный работник культуры РФ

Фотогалерея

Весна Подмосковье Зимнее царство Закат в Злынке Сергий Радонежский благословляет Дмитрия Донского